Встреча в ЦГВ

 

Напомню, что в 241-й группе готовились офицеры для войск правительственной связи (ПС).

Во время дальнейшей службы встречи с представителями Министерства обороны (и, соответственно, с однокашниками МО) были нечастыми. По большей части, совсем случайно, или на учениях, в случае получения резервных каналов.

Располагались наши части, в основном, обособленно.

Например, в Алма-Ате, где я служил после выпуска, части ПС располагались на окраине города.

Район был ещё тот – «Пятилетка ТуркСиба».

Застроенный «квадратно-гнездовым» способом частными домами, слепленными из, чего попало, и с печным отоплением.

Сразу за территорией наших частей проходила городская черта.

Днём всё выглядело неплохо, даже мило …

Летом – зелень возле домиков, зимой – дым из труб …

Но, если поздно вечером в этих кварталах у тебя несколько человек «спрашивали закурить», то, это было верным сигналом, что нужно «сматываться» (бежать). И, как можно, скорее.

А, в КВВИДКУСе мы по бегу были подготовлены неплохо.

Поэтому …

Единственным «пятном цивилизации» были Дома офицерского состава (ДОСы), сразу за территорией части.

Понятно, что они, как и все ДОСы, жили сложной «внутривидовой» жизнью.

Но, это были многоэтажные, с отоплением и горячим водоснабжением дома. И, близко от части.

А, самое главное – в ДОСах платить нужно было только небольшую квартплату плюс за коммунальные услуги.

Мне, к сожалению, эти блага цивилизации на себе испытать не пришлось.

За два года поменял три частных дома с печкой.

Именно в Алма-Ате впервые пришлось столкнуться с выпускниками Орловского командного училища связи (ОВВКУС).

Хотя, «столкнуться» – термин, конечно, некорректный.

Это были сослуживцы (коллеги по работе).

Соответственно, и взаимоотношения, как с коллегами по работе, были добрые.

Мы шутили, что отличие выпускников Киевского и Орловского училищ заключается в том, что выпускник Орловского училища искренне радуется, когда при выходе из части через КПП у него никто не спрашивает увольнительную записку.

Ещё отличие заключалось в том, что в ОВВКУС была батальонная система, а, в КВВИДКУС – факультетская.

Позже, поступив в Академию, я понял, что КВВИДКУС от Академии связи перенял не только великолепные учебники. (За утерю академических учебников с нас «драли» в пятикратном размере, если помните).

Именно от Военной Академии Связи (ВАС) нам досталась и факультетская организация.

Организация, которая в училище нам казалось естественной, и, представлялось, что, по-другому быть просто не может …

После Алма-Аты я поехал служить в Чехословакию, чему был очень рад.

 Часть, в которую я попал, располагалась в советском гарнизоне рядом с чешским населённым пунктом Миловице.

Миловице – что-то среднее между маленьким городком и большой деревней. Но, всё довольно мило, по-европейски. И, целых 4 (четыре!) пивных ресторанчика, довольно уютных.

Но, формально, посещение чешских пивных советским военнослужащим было запрещено.

Советский гарнизон по размеру был значительно больше Миловице.

Это был самый большой в Чехословакии советский гарнизон – и именно в нём располагался штаб Центральной группы войск (ЦГВ).

Именно сюда приходил ежедневный поезд Москва-Миловице.

Утром приходил, стоял до вечера, вечером уходил назад (в Москву).

Ежедневные встреча и проводы поезда были довольно важными событиями в жизни не только гарнизона, но и всей группы войск.

Ведь на этом поезде приезжали и уезжали военнослужащие не только Миловицкого гарнизона, а всей ЦГВ.

Другого поезда просто не было.

В общем, Миловице – это был такой «центр притяжения».

И, не только из-за поезда.

Понятно, что сюда (в штаб ЦГВ) по каким-то служебным вопросам приезжали военнослужащие изо всех гарнизонов ЦГВ.

Поэтому здесь бывали довольно неожиданные встречи.

Но, одна встреча мне запомнилась особенно.

Помню, как-то, ко мне в центре гарнизона подбежал лейтенант: «Привет! Ты же с 24-го курса?». «Да!».

Обменялись парой слов, вспомнили про училище.

Оказалось – выпускник 25-го или 26-го курса (сейчас точно не вспомню).

Я, конечно, удивился и спрашиваю: «Как ты меня узнал?»

«А, я тебя запомнил. Тебя перед строем выводили на факультетском разводе …» …

Уже позже, будучи преподавателем в ОВВКУС, мне стало ясно, что такие встречи, и такие «узнавания», могли случиться только с выпускниками КВВИДКУСа.

Где на факультетских разводах в одном строю стояли не курсанты разных рот одного батальона, и одного года обучения, как в командных училищах, а, курсанты одной специальности разных курсов обучения от 1-го до 5-го.

И в этом был великий смысл …

Когда курсанты 1-го курса, довольно замуштрованные, видят, что есть другая жизнь, что старшие курсы живут по-другому, что нужно только набраться терпения.

Тогда было не очень понятно, что, сейчас ты смотришь с удивлением и восхищением на своих старших товарищей, а, потом также будут смотреть на тебя.

Что, собственно, со временем и произошло …

Когда 21-й курс играл в карты в нашей аудитории, пока мы были на лекциях, казалось – «ого-го-го».

А, потом, когда мы учились на 3-м курсе, и начальник факультета полковник Дуль на факультетском разводе объявлял, что на 24-м курсе играют в карты – это было уже нормой.

И, при этом, курсанты 24-го курса уже не с полевыми сумками, а, с портфелями, из строя бурчали, что это несправедливо, что карты так и не нашли. На что Дулю пришлось, как доказательство, предъявлять «пульку» (характерную запись партии в преферанс).

А, помню, как-то, тоже на третьем курсе, опять на факультетском разводе, Дуль кого-то вывел из нашего строя и объявил: «Этот курсант утром, во время физической зарядки был задержан с портфелем за пределами училища в самовольной отлучке».

На что народ начал бурчать из строя: «Какая самовольная отлучка … Человек за булочками ходил …».

Дуль: «Нет – самовольная отлучка».

Из строя: «Нет – за булочками …»

И, действительно, сходить утром в магазин за булочками и молоком – ну какая это самовольная отлучка.

Представляю, что, глядя на это, творилось на душе у курсантов 1-го курса.

Такого, в принципе, не могло быть ни в Орловском, ни в других командных училищах.

Про 4-й и 5-й курсы – я уже не говорю …

Следует отметить, что, в итоге реформы высшего военного образования, факультетская система победила.

Так, когда я после Академии приехал преподавателем в Орёл, это был ОВВКУС с батальонной системой, а, после адъюнктуры я уже вернулся в ВИПС (Военный институт правительственной связи) с факультетской системой …

 

С уважением и наилучшими пожеланиями ко всем курсантам нашего курса, Абакунчик А.П.

Санкт-Петербург, июнь 2020.

© 2023 Имя сайта. Сайт создан на Wix.com