КАК ПРАВИЛЬНО СТАВИТЬ МИНЫ

 

Говорят, что армейские уставы написаны кровью. Это аксиома. Доказательств не требуется. Хотя как раз доказательств тому – воз и маленькая тележка. Но это уставы. А есть еще различного рода инструкции, положения, наставления и прочая муть, которые пишутся не кровью, а паркеровскими чернилами и ручками «Монблан» в высоких кабинетах министерства обороны. И попробуй только не выполнить какой-нибудь пунктик из такой вот инструкции! Тебя враз разорвут на куски на всяких там парткомиссиях и судах офицерской чести. А то, что эта инструкция писалась кабинетным офицером, ни разу не одевавшим портупею с сапогами – это ничего. Главное, чтобы она неукоснительно выполнялась. И в точности до последней сноски в примечаниях.

Вот взять, хотя бы инструкцию министерства обороны по уничтожению специальной аппаратуры связи на случай возникновения угрозы захвата оной всяким там вероятным противником. Уж не знаю, кто её писал, но выполнена она в лучших традициях советского сюрреализма. Подробная, секретная, с красивыми картинками. Не инструкция, а роман. Зачитаешься. И, главное- всё предельно понятно. Пункт первый – берешь противопехотную мину – и тут же картинка, как правильно брать мину.

Пункт второй – закладываешь мину под спецоборудование – картинка, как заложить, чтоб жахнуло наверняка.

И пункт третий – взрываешь эту мину, отбежав от машины на положенное расстояние – и тут же  картинка, куда отбегать и как взрывать.

Самый тупой боец разберётся без особых усилий. Не говоря уже о прапорщике или офицере. Бери, читай и исполняй. А потом ещё свечку поставь за здравие штабника, который писал эту инструкцию и за упокой спец-оборудования, вдребезги разнесённого противопехотной миной.

 

***

И вот попадает капитан Володя Зайченко в эпицентре афганских событий именно в такую ситуацию. КШМ (командно-штабная машина)  на базе БТР-60 подбили, группа прикрытия отстреливается от наседающих моджахедов, а Володя читает инструкцию в подбитом БТРе. Вернее не читает (он её знает наизусть), а выполняет. Пункт первый-ррраз, пункт второй - дваааа, пункт третий – триииии  и бабахх!!!  БТР жалобно лязгнул люками и вроде бы даже матюкнулся.

- Всё, уходим! – скомандовал Владимир, показывая  средний палец сопке, из-за которой  вели рассеянный огонь лютые враги афганского народа.

 

***

Через пару дней этих самых врагов зачистили и к подбитому БТРу стало возможно подойти для исполнения  поминальной почившему в бозе спецоборудованию. Ну,  заодно собрать уцелевшие куски плат с нужными детальками для личных нужд, так сказать.

Капитан Зайченко залез в БТР и замер. На месте спецоборудования в днище БТРа зияла огромная дыра, а сама стойка, по всей вероятности, была аккуратно демонтирована и вывезена в неизвестном для особого отдела направлении.

- Ну чё? – спросил старлей из батальона охраны, заглянувший в БТР.

- Вот… - пролепетал Володя, указывая на дырищу.

- Херасе! – Оценил отверстие старлей. – А вы мину правильно ставили?

- Конечно! – Володя даже обиделся. – У нас ведь инструкция есть. С рисунками. Секретная.

- Ну-ка дай глянуть!

- Нельзя, она ведь секретная! – Володя прижал опечатанный портфель к груди.

- Да ты не ссы, я тебя не выдам. Только гляну, как вы тут мину ставили.

Дрожащими руками Володя достал из опечатанного портфеля инструкцию, открыл на нужной странице и показал старлею  картинку про закладывание мины, вовсю стараясь, закрыть остальные рисунки непослушными пальцами.

Старлей глянул на рисунок и громко заржал.

- Неправильный рисунок! Чему вас только учили?  Мина нарисована вверх ногами. Поэтому она и разнесла днище и не повредила аппаратуру.

Володя выпустил из рук сверхсекретную инструкцию и беспомощно оглянулся.

- И как же теперь? Мне же докладывать надо… Как я… Мне же рапортовать… Надо срочно отправить докладную записку в министерство обороны… Доложить, что ошибка в инструкции… И что аппаратура захвачена врагами…

- Ну пиши, пиши. – Старлей достал беломорину и закурил. – Может тебя ещё в поджоге Чернобыльской АЭС обвинят. Заодно, так сказать.

 

***

Всю ночь Володя писал рапорт  о неудачном уничтожении спецоборудования. В конце своего послания он просил срочно исправить неправильный рисунок про мину в  инструкции про подрыв всего, что составляет гостайну, чтоб не пострадали другие связисты, свято выполняющие свой интернациональный долг.

Утром рапорт был доставлен в строевую часть, а Володя вернулся в палатку и заснул мёртвым сном. А снились ему пеньковая верёвка, хозяйственное мыло 72%, табельный пистолет ПМ с одним патроном и ведро циатимовой смазки № 201.

 

***

Признаки того, что Володин рапорт успешно прибыл в пункт назначения, страна узнала, а вернее услыхала с самого утра. Из управления связи ворохом бежала всякая майоро-подполковничья мелочь вперемешку с настоящими матёрыми полковниками. В коридорах никого. Из генеральского кабинета раздаются истеричные крики заместителя начальника связи. Непосвященному гражданину, стоящему у дверей могло показаться, что генерал собирается делать что-то чудовищное с простатами старших  офицеров, ответственных за написание специнструкций. По его словам  получалось, что  все ранее написанные инструкции, а также письменные принадлежности и прочие канцтовары должны были оказаться в задницах вышеупомянутых офицеров-писателей, как бы в награду за их литературную деятельность.

В самом кабинете навытяжку стоит полдюжины отглаженных полковников и преданно пожирают глазами своего начальника.

- Что за урод писал эту инструкцию? – Генерал так грохнул по столу своим кулачищем, что жалобно звякнули рюмки секретном генеральском  баре за полированной крышкой в стенке напротив.

- Инструкция написана под руководством полковника Терпилова. – Ответил самый смелый и самый главный из полковников.

- А где он сам, цуко?

- Со вчерашнего дня в командировке. В срочной. Вылетел в Кандагар.

- Он думает, я его там не достану? - Генерал побагровел  и снова грохнул по столу кулаком. На этот раз в баре перевернулась недопитая бутылка армянского коньяка с плохо закрученной крышкой. Аромат божественного напитка заполнил кабинет.

- От кого это разит? – Заорал генерал.

Полковники стали внимательно осматривать и тщательно обнюхивать друг друга.

- Кто б…ть,  мину жопой вверх нарисовал? Сам Терпилов?

- Никак нет, товарищ генерал! – Главный полковник перестал обнюхивать товарища и сделал неуверенные пол шага вперёд. Рисовал всё ефрейтор Кузьменко. Его из МАХУ с четвёртого курса призвали. Рисует – лучше Репина. Он недавно Джоконду нарисовал с лицом нашего зампотыла, так чертёжница из

оперчасти …

- Какую на хер Джоконду!!! Какая чертёжница!!! Я вас всех на эти мины посажу голыми жопами  для усиления эффекта присутствия!!! Я бл…

Тут генерал увидел вытекающий коньяк из-под секретной полированной плитки бара и обессиленно опустился в кресло.

- Пошли все на хер! Начальника строевой части ко мне со служебными карточками!

Все полковники опрометью кинулись из кабинета, а старший полковник задержался у дверей и спросил:

- А с Зайченко что делать будем?

- С каким Зайченко? – спросил генерал,  не отрывал взгляд от растекающейся коньячной лужи.

- Который мину неправильно заложил… в БТРе…

- А где он?

- В Афганистане.

- Погиб?

- Нет, пока жив.

- Тогда пусть служит. А попадётся мне на глаза… - Генерал хотел ещё раз грохнуть кулаком по столу, но глянул на крышку своего секретного бара и сдержался. – Скажи дежурному, чтоб тряпку принёс и вытер тут всё….

© 2023 Имя сайта. Сайт создан на Wix.com