ГОСЭКЗАМЕН

Анатолий Мясоедов

ГОСЭКЗАМЕН



Подходила к концу курсантская пятилетка по обучению в Киевском Высшем Военном инженерном дважды Краснознаменном училище связи имени М.И. Калинина. Сдав все положенные зачеты, курсовые и экзамены, мы готовились стать офицерами. Уже в мастерской училища была пошита лейтенантская парадная форма, сделаны выпускные фотоальбомы. Оставался лишь госэкзамен по научному коммунизму, защита диплома - и вот она, пятилетняя цель получения высшего инженерного образования и лейтенантских погон достигнута! Впереди два последних препятствия.
История училища знала примеры, когда и с пятого курса отчисляли курсантов, не засчитывая им 5 лет срочной службы в училище, и отправляли дослуживать в ряды Советской армии на два года. Тревога за счастливый исход пятилетнего обучения имела место.
В Киеве был июнь, под мостом Патона блестел голубой Днепр, все цвело и благоухало, мимо стен училища скрежетали на повороте трамваи, напоминая, что рядом другая, гражданская, свободная жизнь. Мы были молоды, полны сил и надежд на счастливое офицерское будущее.
Вместе со мной на параллельном курсе учился Ревяко Семен. Был он киевлянином и к тому же сыном коменданта училища. Это относило его в глазах иногородних к избранной касте. Форма на нем была всегда выглажена и подогнана, бляха и сапоги начищены до блеска. В разговоре с нами его глаза были полузакрыты, что придавало веса его словам. Казалось, что он знает больше, чем говорит. Курсанты звали его Сэмэн.
Первым был государственный экзамен по научному коммунизму. Без сдачи этого экзамена к защите диплома курсанты не допускались.
Приемная комиссия из Москвы была принята руководством училища радушно. Полковники сидели у открытого окна с красными лицами и без конца пили минералку, ожидая обеда, и благосклонно принимали экзамен.
Билеты печатались на полупрозрачной тонкой кальке. Оттиски текста на этой бумаге были еле различимы. Настала отвечать по билету очередь Ревяко. Он четко подошел строевым шагом к председателю комиссии и доложил: «Курсант Ревяко для сдачи экзамена по научному коммунизму прибыл!». Получив разрешение на ответ, он прочитал содержание первого вопроса билета: «Письмо Карла Маркса «К Вольдемару» вместо «Письмо к Вейдемейеру».
Услышав название работы К. Маркса в интерпретации Сэмэна, комиссия посуровела, напряглась. Сэмэн понимал- что-то пошло не так, но не понимал, что. Председатель спросил: «Кто такой Вольдемар?». Сэмэн быстро ответил: «Вольдемар – подпольная кличка Ленина!».
Все члены комиссии были потрясены ответом… Наконец председатель выдавил: «Так что - Маркс писал Ленину письма?»
Сэмэна на такие вопросы не проймешь: «Да, писал!». «Оценка два сказал председатель». Народ в классе притих и затаился. Сэмэн четко повернулся и вышел из класса. Прощай, лейтенантские погоны!
Он вернулся в общежитие и выпил 2 бутылки «Биле мицне» и быстро уснул на кровати.
Слух о проваленном госэкзамене достиг руководства училища и к комиссии направились ходоки всех уровней с просьбой разрешить пересдать Ревяко госэкзамен, т.к. он отличный спортсмен, строевик, перезанимался, он исправится. «Ладно- решил председатель, пусть пересдает!». Начальник курса майор Гончарук бросился звонить дневальному младшего курса с требованием найти Ревяко и срочно доставить в класс для пересдачи.
В коридоре слышится шум, открылась дверь и два курсанта 3 курса затягивают бездыханное тело Сэмэна в класс. Комиссия встает, в классе - мертвая тишина только слышно ритмичное дыхание спящего Сэмэна.
Первым нашелся майор Гончарук и обращаясь к членам комиссии, указывая на спящего Сэмэна, несколько раз повторил: «Он переживает!!!».
Председатель махнул рукой, Сэмэна вытащили в коридор, экзамен по научному коммунизму был сдан.
Я не знаю, как сложилась судьба Семена Ревяко, но уверен, что он служил не хуже других.